Вторник, 20 Февраля 2018, 17:59:32
 Свято-Пантелеймоновский Храм г. Северск
Горловская епархия
Украинская Православная Церковь
Московский Патриархат
ГлавнаяМой профильВыход
Вы вошли как Гость · Группа "Гости" · RSS
Меню сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 Письма
ПИСЬМА

Письма священнику



Здравствуйте , Отец Александр! Пишет вам одинокая душа из знакомого Вам города Макеевки. Вероятно, Вы сейчас и не вспомните студентку, сопровождавшую своих наставниц на конференцию в г. Донецк, состоявшуюся в дворце местного металлургического завода. Это верно еще и потому, что мы с Вами не были представлены друг другу. Ваша покорная слуга не могла быть удостоена такой чести. Состоялась эта памятная для меня встреча восемь месяцев назад, а именно 25 мая. Все это время у меня очень часто возникало неосознанное желание поговорить с Вами, я испытывала потребность в таком собеседнике, как Вы, умеющем понять, выслушать, дать совет. Смутно являлась идея с письмом, но она как-то не облекалась в осознанную мысль. И сейчас, честно говоря, я пишу эти путанные строки с уверенностью, что не имею никакого права отнимать у вас такое ценное время.

Помнится, когда я Вас увидела впервые, вы повергли меня в изумление. Для вас тогда состоялась радостная встреча: Вы увидели, как Вы сами тогда сказали, человека, выведшего Вас в люди – Белоброву Раису Ивановну. С радостными объятиями Вы встретили Вашу наставницу. Именно Ваше радушие, доброта и сердечность, искреннее выражение чувств очень поразили меня. До этого дня, да простит меня Бог, все священнослужители казались мне суровыми, сдержанными и почтенными, но вы опровергли мои стереотипы. Я увидела неподдельное радушие и естественность.

Мне вдруг стало жаль, что эти качества так редко встречаются в жизни. Позже Вы рассказывали о своей деятельности. Говорили о работе в школе, о том, как проводите беседы с детьми, о Вашем увлечении археологическими раскопками. Археология давно вызывала у меня уважение и живой интерес. В детстве я мечтала стать археологом, но эти грезы дальше мечтаний так и не продвинулись. Но Ваш рассказ о проделанной Вами работе, об уже существующих ее результатах, о привлечении к этой деятельности ребят очень заинтересовали меня .Ваше выступление на этой конференции было живым глотком свежего воздуха, от него искренним интересом, увлеченностью своей работой. Да, и другие выступления были интересны, но именно ваше больше всего запомнилось мне, поразило и вдохновило. Мне тогда вдруг стало стыдно, что мой собственный доклад оказался сухим и очень строгим, в чисто деловом стиле. Мне довелось рассказывать о сотрудничестве Макеевского педагогического училища(студенткой коего я являюсь) с благотворительным фондом «Ясиновец».

После конференции мы направились в Парк отдыха при заводе. Вы беседовали с Татьяной Владимировной, сотрудницей БФ «Ясиновец». Помню, как Вы говорили, что еще в 1994 году хотели взять направление у священника в семинарию, но он посоветовал Вам походить в церковь. Вы ходили, отслужили в армии, экстерном окончили техникум и наконец-то попали в духовную семинарию, кажется, в Одессе. Вы говорили, что Вы сами из Макеевки, жили на Зеленом, но сейчас «жизнь Вас забросила в Северск». Мне навсегда запомнились Ваши слова о гордыне: «Если сделал хорошее дело, не хвали себя. Поблагодари Господа, что позволил тебе стать орудием его во имя Добра». Эти слова очень часто вспоминались мне с тех пор. Узнав, что я будущий учитель, Вы говорили, что работа с детьми – очень тонкая вещь, что одних детей все время хвалят и они не могут ничего делать без похвалы; других – ругают, и они мирно, по -хорошему не понимают. О, как часто теперь я убеждаюсь в этом! Вы рассказывали как в первый раз пришли в школу к старшеклассникам, как они смеялись и не хотели ничего слушать, как Вы нашли подход к ним, выдав им совершенно «свойскую» фразу. Когда мы выходили из завода, Вы благословили Татьяну Владимировну и, к моему изумлению, благословили меня. Вы сказали, что мне следует преподавать украинскую или русскую литературу, прививать детям любовь к Богу. Вы говорили, что урок природоведения – замечательная возможность заставить детей задуматься: откуда мы появились? Вскорости Вы вместе со своими ребятами – казаками отправились в Северск, а мы уехали в Макеевку. Встреча с Вами произвела на меня неизгладимое впечатление. Я верю в Бога, но, к стыду своему, являюсь обычным мирским человеком, не соблюдаю пост и не хожу на службы, молитва и вера – мое единственное утешение. Еще никогда мне не встречались такие люди, как Вы. Я счастлива, что эта мимолетная встреча состоялась. Вы подарили мне уверенность в том, что в мире есть еще люди с чистым сердцем и помыслами, с открытой душой и искренними чувствами. До этой встречи мне было одиноко в мире.

Сейчас подходит к концу моя непрерывная практика в школе. Довелось мне работать Вов втором классе. Несмотря на всевозможные трудности и нагрузку все это время я была необыкновенно счастлива. Общение с детьми – для меня настоящий праздник. Эти дни по яркости впечатлений и по невероятной гармонии в душе могу сравнить, разве что, с работой в лагере. Судьба была благосклонна ко мне. Учительница, у которой я прохожу, Шарыгина Александра Ивановна, истинная христианка, добродушный и глубоко интеллигентный человек, так же, как и Вы, вдруг существенно изменила мой взгляд на жизнь, перестроила мое мировоззрение . Совсем недавно мне вдруг пришла в голову мысль: у двоих бесконечно дорогих мне людей(пусть эти слова не покажутся Вам неискренними) даже имена одинаковы.

Невозможно даже представить, насколько бесконечно благодарна я Вам за эти бесценные перемены в моей бренной жизни. Недавно послала я Вам сообщение с просьбой написать адрес. Сказала, что необходим Ваш совет, объективный взгляд. Честно говоря, я все опасалась, что письмо и просьба моя покажутся самонадеянными, грубыми, верхом невежества и, кто знает, чем еще. Осознаю, что не имею никакого права отнимать у Вас бесценное время. Под влиянием какого-то порыва сказала маме, что написала Вам сообщение, хочу попросить у Вас совета. Вообще-то от нее у меня нет никаких секретов, можно сказать , что моя мама – моя подруга. Но часто в трудные минуты, когда мне действительно необходимы совет и участие, она сама как быть. Мое общение мама восприняла как что-то неприличное, сказала, что я навязываюсь Вам. Не представляете, как вдруг стало тяжело на душе. Я испугалась, что Вы вдруг тоже неправильно поймете меня. Закралась мысль: я не имею права писать. Но эта проблема приняла серьезные масштабы: ни днем, ни ночью нет душе покоя, мучают кошмары, не могу преодолеть постоянное беспокойство. Знаю, что нужно посмотреть на все это философски, но не могу.

В чем беда? Сейчас стою на пороге выпуска. Победила в училищном конкурсе «Студент года». Теперь в апреле буду участвовать в областном конкурсе. Весь ужас в том, что администрация училища решительно настроена на победу, причем непременно на первое место. Но дело в том, что наше училище уже два года подряд первенствовало, и в том году по этому поводу разгорелся конфликт – Донецкий педколледж был сильно возмущен, вдобавок, - в этом году педколледжу 40 лет и на карту поставлено слишком многое. А директор мне говорит: «Давайте добъем Донецкий педколледж и победим в третий раз. Бог любит Троицу». Все остальные вторят ей. Эти слова для меня – нож по сердцу, любое упоминание о необходимости победы коробит меня и причиняет невыносимую боль. Человек я совершенно не тщеславный и амбиции не захлестывают меня. Мне радостно уже от того, что выбрали, от того, что заметили. Но мне говорят, что с таким настроением туда лучше не идти, думать, что не дадут третий раз победить – табу. Я не боюсь сложностей и то, что сейчас невероятно сложно и тяжело – все пройдет. Но что же это за испытание?! Я до смерти боюсь того, что будет! Знаю, все это – большая лотерея. Но зачем им эта победа?! Помимо этого мне надо участвовать в научно-исследовательской конференции – писать работу «Слово и духовность», защищать ее, писать и защищать курсовую. При этом конкурсный урок – 12 апреля, конференция – 17-18, а конкурсы «Выпускника» - 24 апреля. Курсовая тоже в этом районе. Когда отвечающая за областной «Выпускник года» узнала о том, что я причастна к конференции, разразился скандал: дескать мне нельзя распыляться, я должна дать гарантии, на первое место в «Выпускнике»!Но и отречься от конференции я не могу. Во-первых, эта тема меня интересует, волнует; во-вторых, я получила это задание от своего классного руководителя. Я уважаю человека и подвести никак не могу. Но что же делать? Я не знаю… Чем ближе эта дата, тем «радостней» на душе. Иногда мне кажется, что от ужаса схожу с ума… нет, я не совсем глупа, стараюсь отвлечься, не думать, верить и полагаться на волю Бога. Но все это временно. Что делать? Как найти спасение? Я давно начала писать Вам это письмо, но все боялась, что не имею права так поступать – это, наверное, эгоизм. Не смею просить у Вас совета, я и так виновата перед Вами за это письмо. Я бесконечно благодарна Вам за то, что изобразила свои мысли на бумаге и, может быть, навела какой-то порядок в мыслительной канцелярии. Господи, что за глупости я пишу! Простите меня, пожалуйста, простите за все…



Здравствуй дорогой Отец Александр!

С горячим приветом и поклоном. Хочу рассказать свою жизнь в Израиле.

Мечта моя сбылась. Я побывал в Храме Господнем, но у меня проблема с моей женой. Эта проблема началась еще на Украине, когда она помирилась с родителями. Когда я бывал у них в гостях, мать ее приобрела книги «Белая магия» Наталии Степаненко. Когда она рассказала ей как избавиться от трудностей. Появилась у нее эта книга. Я конечно ей говорил об этом, да и сам стал читать, и тут произошло интересное. Она стала неузнаваемой. Это заметила бабушка Лилии и моя мама. Поведение ее превратилось в ужас до неузнаваемости. Она стала грубой, вспыльчивой и подлой. Конечно, она занималась магией, даже на Вике проводила эксперименты, особенно вечером, когда она не могла уснуть. Она стала не такой, какой была. Грубила мне, делала больно в душе, я это терпел со слезами. Словно она была начинающая ведьма. Это все конечно мне надоело, и я хотел рассказать об этом отцу Андрею или тебе, но меня что-то отталкивало. Она постоянно советовалась с родителями, меня не замечала, словно ей было чихать на всех, она даже мне порой делала больно. А меня в это время доставала бабушка и моя мать. У моей матери очень тяжелый характер.

Однажды я пришел с работы, а мне бабушка говорит, что что-то искала у нас в комнате и обнаружила эти книги. «Это к добру не приведет»,- ее слова, и что она была права на счет родителей. Ты помнишь, как она страдала без них, когда отец Андрей помогал – это была другая Лилия, не та, которая сейчас.

Однажды, в зимний день мы собрались в церковь. Я, Лилия, и Вику с собой взяли. Я не узнал ее – словно ведьма, не могу передать, как она себя вела – как кобра. Мы пришли в церковь, я в это время держался, еле сдерживал слезы. Я хотел хотя - бы рассказать тебе или отцу Андрею, но вас не было, была Надя. Она пошла к Наде в кабинет с Викой. В это время в отдельной комнате находился отец Виталий. Он жили тогда там. Я постучался со слезами на глазах, попросил совета. Он принял с радостью. Я сел и на его глазах стал плакать и потерял дар речи. Не помню сколько времени я находился в шоке. Я с трудом рассказал об этом, он даже присел на стул. Я переспросил его, что на самом деле с Лилей происходит. Если- бы об этом узнали в церкви, то репутацию отец Андрей получил бы не очень хорошую, и сразу слух пошел бы, что у него в хоре была ведьма и дошло бы до Владыки.

Я ей говорил, что расскажу об этом. Она мне отвечала: «Только попробуй – пожалеешь. Я тебя сгною, разведусь, и ты не будешь видеть Вику». И это после того, как мы помогли ей с пропиской и душевными болями ее по родителям. Я не буду возражать, если ты дашь почитать это письмо отцу Андрею. Я уже не буду писать об Израиле. Я хотел приехать, но боюсь, что, наверное, мы с ней разведемся, и я хочу купить квартиру в Донецке. Я не могу в Макеевке жить. Книги я конечно сжег и был ужас, не перескажешь. Передай своей матери, что когда я приеду - поговорим о том, что делать.

Я высылаю тебе фотографии из Храма.

Храни тебя Господь!

Игорь.



Отец Александр, здравствуй!

Мы очень рады, что продолжаешь держать с нами связь. Спасибо за письмо и новости. Как будешь в храме – привет и поклон Наде, и всем нашим, и отцу Андрею.

Я думаю, что это письмо по содержанию будет намного хуже от предыдущих. Уже месяц стоит жара выше +30. После 11 утра на улицу выйти практически невозможно – сгорает кожа. От такой жары кожа на теле постоянно чешется, такое ощущение, что годами не мылся. Временами появляется песчаная буря, и себя чувствуешь еще «лучше». От сильных перепадов температуры и сильного горячего ветра с песком – жить уже не хочется. И так ничего не радует, и погода еще издевается.

У нас все без перемен. Игорь учится в ульпане и на курсе от полиции на ППС. Три недели назад я закончила ульпан и теперь с Игорем ходим отмечаемся по безработице. 3 раза в неделю есть у меня подработка по уборке квартир. Если все сложить доходы – на семью мало, но и за это слава Богу.

Хуже обстоят дела с Викторией. Теперь наш бюджет не в состоянии выделять средства на детский сад. Для нас это уже роскошь, хотя я должна платить 700шек – 1300 шек. в месяц. Мы хотим оформить гостевую визу для моей мамы, чтобы она вывезла Вику отсюда. 5 мая начинаются курсы компьютерные – я отказалась, потому что из-за отсутствия дополнительных средств Вика в детский сад ходить не будет, будет дома со мною. Надо быстрее что-то делать с ней. Каждый день я сама себя «съедаю», что взяла ее в Израиль.

Куча истраченных денег впустую, куча проблем с ней, и опять все сводится к одному – мы ее сами, без посторонней помощи(бабушек, дедушек), просто не в состоянии «тянуть». В Израиле намного сильнее ощущается, что ребенок – это роскошь. Я очень надеюсь, что решение мы примем окончательное очень скоро, и если Виктория приедет домой – мама позвонит твоим родителям и скажет.

Отец Александр, почему ты не пишешь о своей семейной жизни, в какую сторону изменились твои отношения с Леной и с тещей? Ты извини, это твоя личная жизнь и мы, как посторонние люди «суем свои носы», но у меня еще теплится надежда, что когда Господь раздавал мозги людям, хоть капля досталась и твоей жене. Отец Александр, я напишу наши номера телефонов сотовых или мобильных, я и не знаю как правильно, на всякий случай.

Все отец Александр, я письмо заканчиваю, больше писать нечего, новостей нет. Поклон от нас Наде и отцу Андрею. Ждем писем от тебя и от отца Андрея.

27.04.04. Лиля.



Шалом из Израиля!

С горячим приветом к тебе семья Бобровых. Мы получили твое письмо и иконку, низкий поклон и большое спасибо тебе отец Александр.

Спешу сообщить, вернее, написать какие новости и проблемы у нас возникли в Израиле. У меня радостная весть. Перед Пасхой я съездил в Тель-Авив, в храм, (не помню, как называется).

В Телль-Авиве оказывается есть две церкви. В храме на доске был записан номер телефона священника, который занимается обрядами в церкви(тезка твой).

На Пасху жена меня не пустила. Мы смотрели по телевизору. Трансляция шла из Москвы. Показывали, как из Иерусалима привезли в Москву Благодатный Огонь. От нас до Иерусалима примерно два часа езды. Он разделен на две части – старый и новый. Я сейчас учусь в ульпане(где обучают говорить на иврите). Еще я хожу на курсы от мишторы(полиции), я был на дежурстве 5 раз. Я хочу попасть на работу в полицию, но мне не хватает Божьей помощи Церкви.

Я очень рад, что вы нас не забываете. Спасибо, что ты пишешь. Ты пишешь, что отец Андрей взял наш адрес. Мы будем ждать с большим нетерпением его письма. Когда я вошел в первый раз в церковь – я думал, что выйду в Макеевке. Эта церковь мне напомнила отца Панкратия и его сына дьякона Сергия. Во дворе церкви красота неописуемая, правда, двор еще полностью не достроен. Там я видел павлинов. Даст Бог, я хочу поехать в другие города, узнать, где есть еще церкви. Напиши, как вы там поживаете. Мы очень рады, что у отца Андрея все хорошо, я понял, что он забрал мать к себе. Да, чуть не забыл, напиши, когда ты бываешь дома и не изменился ли у тебя номер телефона и номер телефона отца Андрея(домашний и мобильный). Дай Бог разбогатеть немножко, чтобы услышать ваши голоса.

Я напишу тебе наши номера телефонов, но прошу – не звони по пустякам – очень дорого. Дай Бог, чтобы мне повезло работать в полиции.

На этом письмо я заканчиваю. Поклон всем. Ангела Хранителя.

Лэгитраот(До свидания). Пиши!



Здравствуй, отец Александр!

Получил твое письмо с описанием природы со швейцарским уклоном, очень рад за тебя – тихая, спокойная жизнь где-нибудь в сельском уголке с холмистой местностью – это моя несбыточная мечта. А несбыточная потому, что я по натуре своей человек деятельный, неугомонный, постоянно в движении, вечно попадаю в какие-то передряги и являюсь участником всех авантюр, которые попадают в мое поле зрения. Хотя может со временем характер изменится. Уже сейчас чувствуется, что старею, нет прежней хватки. Позавчера(8 ноября) отметил свои 28 лет, казалось бы, прожил почти треть века, а вспомнить нечего. А 9 ноября моему сынишке было5 лет, а уже 4 года его не видел. Он чужого дядю папой называет, а меня помнит только по фотографиям. Но хоть мы с Лизкой и развелись, но у сына осталась моя фамилия, я все равно официально являюсь ему отцом. Даст Бог, освобожусь досрочно и сам его поведу в школу, в первый класс.

Отец Александр, а ты так и не написал мне адрес отца Андрея, ни о том, приедет к нам в храм или нет. Так что буду ждать от тебя писем, пиши обо всем, как у тебя дела, как семейная жизнь и т.д. Пиши брат.

Обнимаю и жму пять. Твой брат во Христе!

10.11.04. Виктор.

Бесплатный хостинг uCoz
Поиск ЛЮДЕЙ
Жди меня
ДОСУГ
Православные Новости
Православные новости

Православные интрнет-ресурсы
Сайт Московского Патриархата

Сайт УПЦ

Сайт Донецкой Епархии