Вторник, 26 Сентябрь 2017, 15:51:07
 
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Церкованя археология » Церковная археология » Василий Спесивцев (статья Е. Редина)
Василий Спесивцев
beatleДата: Четверг, 14 Январь 2010, 16:43:47 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Памяти отца Василия Спесивцева.

1 января 1905 года скончался член Харьковского Историко-филологического Общества (с 1892 года), священник в селе Райгородке Изюмского уезда, о. Василий Феоктистович Спесивцев.
О. Василий Спесивцев принадлежал к числу редких энергичных, просвещенных деятелей, работающих в глухих уголках нашей родины – во имя любви к культуре, к распространению всего светлого и хорошего в той среде, в которой приходится им действовать. Такие деятели не замыкаются в ограниченной сфере своих специальных обязанностей, и стараются быть полезными в той области, которая выходит из круга этих обязанностей и на которую они наталкиваются с присущей им любознательностью, любовью к науке, культуре.
В своем ближайшем деле о. Василий принес много пользы. Он явился добрым пастырем и наставником для своих прихожан. В то время, когда он поступил в приход (ему было 22 года, а умер на 43 году), церковь, иконостас, ограда находились почти в разрушенном состоянии. О. Василий принял живое участие в устройстве нового храма и благодаря его одушевлению добыты были средства, и прекрасный обширный храм был выстроен на самом берегу реки Торца. Возле церкви была устроена школа, в которой он безвозмездно исполнял обязанность законоучителя. При посредстве Харьковского Общества Грамотности устроил при той же школе народную библиотеку; для этой библиотеки шкафы были сделаны на его счет; и книги он выдавал сам единолично, без помощников, и расспрашивал о впечатлении от прочитанного. Он вел нравственно-просветительные беседы, давал объяснения приходившим к нему крестьянам по различным вопросам. За отсутствием доктора в селе, лечил сам прихожан своими лекарствами (по руководству). Слепых своего села научил хорошо читать по новейшему способу – по выпуклым точкам; пришедших с войны (с Дальнего Востока) раненых также обучал грамоте. Семьям крестьян, ушедших на войну, помогал, отказывая себе в необходимом. За все это о. Василий пользовался искренней любовью и уважением прихожан своего села и соседних, и смерть его вызвала глубокую скорбь.
О. Василий принес большую пользу и тому делу, которое, по-видимому, было далеко от него, но которое стало близко ему, благодаря его любви к культуре. О. Василий посильно помогал археологии, делу изучения культурного прошлого с. Райгородка и его окрестностей, которые представляют собой весьма интересную местность в археологическом отношении, как по многочисленности отдельных пунктов древнего поселения человека, так и по разнообразию и обилию археологического материала. О. Василий в силу присущей ему научной любознательности не мог не обратить внимания на этот материал (на который, конечно, другой мог и не обратить, считая его пустяком).
Он стал собирать его, стал знакомиться с характером местности, изучать их. Но сколько позволяли ему средства и обстоятельства – он постарался осветить их, поставить в связь с известными предметами, находимыми в других местностях. Таким образом для него получилась научная работа и он делится этой работой, добытыми предметами старины – в ученом Обществе – Харьковском историко-филологическом.
28 октября 1903 года им сделан был в Обществе доклад о своих работах, изысканиях. Вот что говорится по этому поводу в протоколах заседания Общества (Сборник Общества. Т. 6-й, Харьков, 1894, III): «Заседание отличалось особенным интересом, вызванным докладом священника о. Василия Спесивцева. Докладчик сообщил обществу об археологических находках, сделанных им вблизи с. Райгородка Изюмского уезда, а свое сообщение демонстрировал чертежами местности, снимками с находок и, наконец, самими находками. Находки эти – своего рода богатство, редко выпадающее на долю отдельного археолога…».
Все предметы были переданы им в собственность музею Изящных Искусств и Древностей Харьковского университета; некоторые из монет – в нумизматический кабинет. Археологический материал, добытый о. Василием, представляет действительно большое разнообразие (Обзор его у Н. Федоровского, Труды Харьковского Предварительного Комитета по устройству XII археологического съезда) и по форме, величине, способу отдела и назначению. В его коллекции имеются: из кремневых орудий и предметов – различной формы наконечники стрел, различной величины и формы наконечники копий, ножи с двумя и тремя скатами, большие и малые пилы, плоские и трехгранные скребки и прочее; из предметов бронзовой культуры – наконечники стрел, пластинки, пуговки, колечки, бляшки, курильницы и прочее; из предметов железных – наконечники стрел, ножи, лопаты, гвозди, кольца, пряжки; кроме того монеты медные и серебряные, глиняные черепки с орнаментом и без орнамента, некоторые от сосуда с ушком, большие кирпичи с голубою эмалью (поливою), цемент, окаменелое дерево и пр.
Доклад был напечатан в «Сборнике Общества, т.VI, I-II стр., под заглавием «Случайные археологические находки», он отличается сжатостью, точностью, в нем видна осведомленность автора в истории местности, также знакомство с ранее производившимися исследованиями; и он нашел достойную оценку, как и все его выводы, в дальнейших исследованиях той же местности – Н.А. Федоровского (Труды Харьк. Предв. Комитета), В.А. Городцева, гр.афиня П.С. Уваровой (Каталог выставки XII археологического съезда, отдел: древности, добытые из раскопок).
О. Спесивцев не оставлял своих археологических исследований и в последующее время. Он их продолжал, и они давали прекрасные результаты. Им была собрана большая ценная коллекция древностей и пожертвована Императорской Археологической Комиссии (Отчет Императорской Археологической Комиссии за 1898 г., СПб. 1901, стр. 84-87). Она состояла из нескольких кремневых орудий, бронзовых и железных наконечников стрел, серебряных и медных золотоордынских монет XIV века и замечательного железного меча с серебряным эфесом и обвитою серебряными нитями рукояткою, на которую насажена серебряная, украшенная чернью, головка с изображением на ней, с одной стороны, бегущего зайца и птицы, посреди диска, окруженного плетенкою, а с другой стороны, так называемой «печати Соломона», окруженной орнаментом другого рисунка. Ножны от этого меча сгнили, но от них сохранились три охватывавшие их узорные пластинки: на одной из них - чернью арабская надпись, содержащая имя какого-то «эмира Гарс-эд-дина».
О. Спесивцев и эту коллекцию сопроводил докладом, явившимся дополнением к сделанному в Харьковском историко-филологическом обществе. В нем вновь описываются места находок, отмечается область их распространения и высказывается предположение, что места от города Славянска до слободы Ямполя (почти на 30 верст) заселены были одним и тем же народом. Отмечаются автором и древности конца монгольского периода.
К XII археологическому съезду о. Спесивцев принял большое участие в деятельности Харьковского Предварительного Комитета. По поручению его им были совершены вновь специальные обследования в археологическом отношении места возле Райгородка; и его изыскания остались не бесследны. Им исследованы были останки каменного века между слободами: Райгородом, Щуровой, Лиманом, Поповкой и Ямполем Изюмского уезда и собрана коллекция кремневых, бронзовых и медных стрел, мелких бронзовых вещиц и десять татарских монет (Труды Харьковского Предварительного Комитета). Кроме того, им найдены и обследованы многочисленные старинные железные предметы земледельческого и военного быта, вырытые прирубке кустарника вблизи с. Райгородка в яре «Скрыпников», над озером Маяцким: плужки, косы, топоры, сверла, пряслицы, стремена, удила, колокольчики, пики, копья, ножи, куски кольчатого панциря. По мнению о. Спесивцева – указанные предметы принадлежат золотоордынским и азовским татарам, обитавшим еще по свидетельству Герберштейна на среднем течении Донца.
Все эти предметы также поступили в Музей Харьковского университета, как и часть тех, что пожертвованы были им Археологической Комиссии (Все пожертвованные о. Спесивцевым Музею предметы описаны в Каталоге выставки XII археологического съезда, см. I отдел, стр. 2-6, 15-18, 110-113).
На съездах о. Спесивцевым был доложен доклад «О результатах археологических исследований в Райгородке ************ (************ Доклад этот напечатан в «Трудах Двенадцатого Археологического съезда в Харькове 1902 г., т. I (М.1905), 153-156, под названием «Находки в Райгородке», с приложением карты исследованной им местности), а от имени секции, по предложению проф. Д.И.Багалея, выражена благодарность за его усердную деятельность в работах Предварительного Комитета ************* (************* Известия XII археологического съезда в Харькове, 224).
Как нам известно, о. Спесивцев деятельно готовился к XIII археологическому съезду, но смерть прервала его работы…
Теплым словом будет помянуто имя его, как человека, общественного деятеля, и скромного работника на научной ниве. Предметы, добытые им при археологических исследованиях, кроме Музея древностей Харьковского университета, хранятся в Императорском Историческом Музее в Москве, в Императорском Эрмитаже, в Киевском Музее.
Занятия археологией, как сказали, хотя не составляли ближайшей обязанности о. Спесивцева, но были любимым его делом. В.А. Городцов, знакомый отлично с покойным, ведший некоторое время с ним изыскания возле с. Райгородка, высоко ценящий его, вот как вспоминает о нем, в письме ко мне: «Это был человек бескорыстно и беспредельно преданный исследованию старины своего Райгородского прихода и прилегающих окрестностей. В продолжение более 10 лет он каждый свободный час посвящал осмотрам разных урочищ и сборам на них то каменных орудий, то бронзовых и железных предметов скифской и более поздней кочевнической старины. Все уголки окрестных владений им были изучены превосходно. Чтобы составить понятие об интенсивности интереса и внимания этого человека к археологическим памятникам, приведу следующий случай из его жизни. Однажды, сопровождая покойника на кладбище, о. Василий заметил в стене вырытой ямы бок обломившегося древнего сосуда. Тотчас же был сделан перерыв погребальной церемонии. О. Василий спустился в яму, обследовал почву, извлек из нее два сосуда древнего типа, выяснил, что новая могильная яма прошла через остатки древнего языческого погребения и только после этого закончил погребение новопреставленного».
О той же любви к археологическим изысканиям о. Спесивцева свидетельствует его письмо к покойному о. Николаю Лащенко, любезно переданное нам для напечатания проф. Д.И. Багалеем; оно относится еще к начальной эпохе археологической деятельности покойного (8 мая 1892 г.) и потому особенно интересно и характерно. Вот оно:
«Приношу Вашему Высокопреподобию душевную благодарность за сочувствие и отзывчивость к интересующим меня вопросам археологии и древней истории родного края. Постараюсь оправдать Ваши пожелания о дальнейших успехах. Прошу передать И.-Ф. Обществу, что все найденные мною вещи и монеты я жертвую для Археологического Музея при университете и делаю это с большим удовольствием, тем более, что в материальном отношении находки для меня ничего не стоят – собрал их исключительно я сам в нескольких экскурсиях. Вполне сознаю, что ценные для истории Харьковской губернии (и вообще России) вещи не могут оставаться в частных руках, где из ста случаев в девяноста непременно затеряются, или от непонимания лиц (обладателей), или от разных обстоятельств, когда (как говорится) человек и знающий совсем забудет, что в свете есть наука археология. В настоящее время найдены мною лично и с помощью деревенских мальчиков еще 35 монет подобных отосланным, т.е. золото-ордынского происхождения (но кажется не все) – из них 3 серебряные: к ноябрю, или декабрю я их пришлю тоже в дар Музею. Ожидаю еще находок, так как Райгородские крестьяне в эту осень вспашут место древних поселений под рожь и очень возможно что-либо окажется. К январю, или февралю я приготовлю и более подробное описание интересных в историческом смысле окрестностей Райгородка, да и рисунки их. В своей записке к профессору Д.И. Багалею я мало (все-таки) коснулся типографии и разных признаков оседлости древних поселений; об одном же, правда, уже казачьих (гетманских неурядиц) времен, совсем умолчал, не имея под руками других признаков, кроме черепков. Не были помещены мною и местные народные предания – о прошлом Райгородка, потому что в записке меня собственно интересовали находки: к какому веку их отнести, почему с нетерпением ожидаю прочесть предисловие (к моей записке) проф. Д.И. Багалея. Посылаю Вам 2 серебряные монеты, подаренные мне моим соседом (священником); найдены они в близком к Вам месте – в слободе Островерховке Харьковского уезда. Историю находки со слов соседа передаю так. Семейство одного обывателя лет 10-15 тому назад раскапывало весной огород под картофель и решилось тоже сделать и с бугорком, несколько лет по своей почве считавшимся неудобным для посадки и своей пустынностью портившим впечатление хозяйских глаз. Принялись за дело и к общему изумлению после нескольких ударов заступом в твердую почву послышался звук разбитого горшка и вместе с выкинутой землей из углубления посыпалось что-то белое - серебристое, имевшее вид рыбьей луски (по выражению зрителей). Горшок выкопали, собрали все и принесли в хату. Вскоре весть о необыкновенной находке облетела все село – спешили посмотреть и брали по горсти на память, пока приехавший хозяин дома не прекратил набега. Один из таких любопытных подарил несколько десятков монеток какому-то отставному чиновнику, жившему на покое в Островерховке, а последний с десяток дал и своему родственнику, священнику - моему соседу. Из десяти только сохранились 2, которые я Вам посылаю; весь же клад Островерховский крестьянин будто продал жиду в Харькове за 10 рублей. Монеты эти, как сами присмотритесь, несомненно русские, с изображением всадника и с русскою надписью. В общем очерке древностей (в приложении к Харьковскому календарю за 1890 г.) проф. Д.И. Багалей вовсе не говорит о кладах славяно-русских, находимых в Харьковском уезде и даже губернии, (следовательно и об Островерховском) и очень вероятно, что для науки этот клад остался неизвестным. Узнайте от заведующего музеем, есть ли у них эти монеты, или нет? В последнем случае я их жертвую Музею. Знает ли об Островерховском кладе многоуважаемый проф. Д.И. Багалей? Сообщите также (узнавши предварительно) какого именно княжества эти монеты и что на них написано? За пожертвование Истор.-Фил. Обществом 4 томов его «Сборника» весьма и весьма благодарю, тем более, что не имеюникаких сочинений о Истории южно-русского края, а также археологии. Об Островерховском кладе, если понадобится Вам, или проф. Багалею, вероятно, можно узнать от местного священника, или от жителей. Всегда Вам признательный священник В. Спесивцев».
Таким интересующимся глубоко и серьезно изучением местных древностей, открытием их, сохранением для науки, для общественных древнехранилищ, бескорыстным работником, истинным любителем и ценителем родной старины – остался покойный до конца дней своих.
Добрая память о нем, о его деятельности будет сохранена в истории культуры местного края, и тех научных учреждений, которым он принес свою посильную научную лепту.

23 июня 1905 г. Е. Редин.

 
ElenaДата: Понедельник, 05 Ноябрь 2012, 01:27:54 | Сообщение # 2
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Подскажите, пожалуйста, сохранилась ли фотография церкви, построенной Василием Спесивцевым в с. Райгородке?
 
Форум » Церкованя археология » Церковная археология » Василий Спесивцев (статья Е. Редина)
Страница 1 из 11
Поиск:

Бесплатный хостинг uCoz